?

Log in

No account? Create an account
inspected

gnom_a_lle


Between two fires

во всех смыслах:)


Previous Entry Share Next Entry
Seasons & cock-tales или Оwn in my mind?
inspected
gnom_a_lle

File 7: Summer&four in one.exe
Тип файла: Приложение (.exe)
Описание: Summer&four in one
Размещение: C:\Users\Theodore Allegory\Desktop\see songs
Размер: 2,90 КБ (2 977 байт)
На диске: 4,00 КБ (4 096 байт)
Создан: 18 ноября 2007 г., 2:59:01
Изменён: 11 апреля 2005 г., 22:40:06

Открыт:

(one inform: О чадо четырех стихий, внемли ты вести
Из мира тайного, не знающего лести!
Ты зверь и человек, злой дух и ангел ты;
Все, чем ты кажешься, в тебе таится вместе. ©Омар Хайям)

И неважно, когда ты запустишь этот файл. Весной ли, когда сиреньбля качается под окном, белой осенью, или зимой, наглотавшись снежинок и жёлтого света, ты всё равно увидишь эту крышу под звёздным куполом. Сядь лицом к океану. Лучше всего прислониться спиной к стене, но это всё равно не поможет, потому что скоро ты поймёшь: плоская крыша не такая уж плоская, и упасть с неё можно в любую сторону. Не пугайся, просто держись крепче, и вскоре к её краю приблизятся семеро. Четыре – будут ключи, трое – прячут в теле отмычки. Смотри и запоминай. Потом всё равно забудешь, но когда закружит дикий хоровод, это может спасти тебя. Так что – смотри и вспоминай, как

…белым ключом из песка выйдут подземные воды: острые лезвия в каждом глотке. и бьётся песня в садке, но кость её часто встаёт поперёк горла. не выплюнуть, не проглотить этот ком, ни пукнуть ни вздохнуть - такой облом.
и слюда крошится под ударами молота, и следы расплавляются в божественном хохоте: нет ответа в словах! красный марс зажигает свой факел. нет ответа в словах! жук в янтаре плачет.
костяная нога задолжала за электричество, но не сдирай с неё шкуру: в свой срок выпарит в баньке, клубочек тропинки найдёт трубадуру до золотых рудников, к кузнецам скрипичных ключей.
я не прошу любовь мою вывести и спасти, я говорю - просто пойдём вместе. не найдется на нас управа, пока светит звезда – трын-трава, пока пьём ром с молоком, и спим по ночам рядом.
отвори-трава укажет источник, ты откроешь дверь, поймёшь подстрочник, но не найдёшь во рту языка, и на груди обнаружишь табличку: "немой", продолжая горячие угли букв кидать в эту пропасть.
пока …. удар незримого солнца не высветит дно: теперь уже поздно, поздно! поздняк метаться, исступлённый дятел. не будто, не кажется, а ты достучался:
с двух концов в одну сторону лицом, освещены луной и солнцем, сойдемся посередине, здесь и сейчас. ты узнаешь в витрине затылок, я не увижу тебя. бог любит шутить такие подарки, но ты не беги, однажды я спасу тебя от страха, на берег потянув из глубины. это не больно, шагай, я – навстречу, замкнётся кольцо. ты наконец-то увидишь своё оранжевое лицо…
(Мой зазеркальный вид милее, чем в натуре. Привычней он и всем, кто видит сны.
©А. Нил «Входя в отражения»)

и очнёшься на крыше. Силуэты станут деревьями, океан будет по-прежнему дуть, а крыша покачиваться, но ты уже будешь знать, кто всё это создал для развлечения, для тебя, для себя, завообще, нахуя? ты видел меня, стоя напротив тёплой витрины, я машу тебе рукой.
(теперь-то ты вспомнил!)
Твой Theodore Allegory.






Le calme. La patience. La force.